Я открою калитку у знакомого дома песня

Анекдоты про Калитки : seibloodmare.tk

И дома, порою ночною, лишь только открою окно, Опять на ветру, надо мною , .. И под костра знакомый звук Я приглашаю вас к поляне, Где бросим . в ночь уйду я В дом, где ветер тихо хлопает калиткой, По дорожке лунной. Унесу я с собой, в утешенье живущим, Белоруссия () Загрузить ноты этой песни в формате PDF · Загрузить ноты английской версии этой песни в формате PDF . Не шелохнётся, не дрогнет калитка, Дом без меня, дом без огня, свет без огня. .. Я в ночь открою дверь — Волшебников знакомых. Слова Р. Рождественского, музыка Е. Птичкина Сладка ягода в лес След знакомый затерялся вдалеке. Но никак в цветах, в цветах я милой не найду, Я милой . Свекор дома сидит, - Калитка Лишь только вечер. Затеплится синий, Лишь только звёзды блеснут Сыну сердце открой.

Будет твой черед, ту же дочери передашь Москву снежной горечью, мне же вольный сон, колокольный звон, зори ранние на Ваганькове. Облака вокруг, купола вокруг Июльский ветер мне метет путь и где-то музыка в окне чуть, ах, нынче ветру до зари дуть сквозь стенки тонкие груди в грудь. Есть черный тополь и в окне свет, и звон на башне и в руке след, и шаг вот этот никому вслед, и тень вот эта, а меня. Огни, как нити золотых бус, ночного листика во рту вкус.

Освободите от дневных уз, друзья, поймите, что я вам снюсь. А в Тушине лето как лето, и можно смотреть без билета, как прыгают парашютисты воздушных парадов артисты.

То в поле они пропадают, то в речку они попадают, тогда появляется катер с хорошим названьем - "Приятель". На катере ездят все лето спасатели в желтых жилетах, спасатели дукш неразумных, раздетых и даже разутых. Татарово, я не ревную ту лодку мою надувную, то лето, ту осень, те годы, те баржи и те пароходы. Татарово, я не ревную погоду твою проливную и даже осенние пляжи, любимые мною пейзажи.

Мы жить с тобой бы рады, но наш удел таков, что умереть нам надо до первых петухов. Нас горю не состарить, любви не отозвать, свисти скорей, товарищ, нам время умирать.

Другие встретят солнце, и будут петь и пить, и, может быть, не вспомнят, как нам хотелось жить. Поезд мой, в лес мчись от суеты прочь.

Здравствуй, друзей круг, нам нипочем враг, грохот колес - друг, шум суеты - враг. Стукнут сердца, вдруг, стуку колес в такт, что приуныл, друг, все ли с тобой так? Это же круг твой, так прогони ж хворь, до хрипоты пой, до хрипоты спорь. Лечит от всех дрязг, как от врагов штык грузных желез лязг, стук колеса в стык, старых гитар звон, старых друзей взор, рельсов стальных стон, да разговор - спор.

Нет золотых рун, нет золотых душ, есть перезвон струн, есть перезвон душ. Да не умрет песнь, да не сожрет дрянь, поезд пока есть - ж Йошкар-Ола - Казань. Мы невольным молчаньем почтим нашей молодости раскаты. Гэй, шампанского, водку несут, ничего, наливай до предела: Я швыряю в промозглый туман роковую перчатку, однако, машинисту последний стакан, чтобы поезд летел как собака.

Казань январь г. Поет какой-то соловей отличных городских кровей, как мальчик откровенно, какое счастье - смерти нет, есть только тьма и только свет, всегда попеременно.

Отметили праздник

Столетья строгого дитя он понимает, не шутя, при знании высоком, что вот очаг а вот порог, что вот толпа, над ней пророк, и слово за пророком. Хотя куда ты ни взгляни кругом пророчества одни и кто пророк не знаю, и кто пророк не знаю, ну кто пророк? Судьба ко мне была щедра - надежд подбрасывала, но жизнь по-своему текла, меня не спрашивала, я пил из чашки роковой, старался дочиста, случайно чашку уронил тут август кончился.

Двор закачался, загудел, как хор под выстрелами, и капельмейстер удалой кричал нам что-то. Любовь иль злоба наш удел, падем ли выстоим ли, мужайтесь девочки мои, прощай пехота. Примяли наши сапоги траву газонную, все завертелось по трубе по гарнизонной, благословили времена шинель казенную, не вышла вечная любовь, а лишь сезонная. Мне снятся ваши имена, не помню облика, в какие ситчики вам грезилось облечься? Я слышу ваши голоса, не слышу отклика, но друг от друга нам уже нельзя отречься.

Я загадал лишь на войну, да не исполнилось, жизнь загадала навсегда - сошлось с ответом, поплачьте девочки мои о том, что вспомнилось, не уходите со двора ж2 р. Мне ведь многого не надо, мой приезд почти бесцелен: И услышать как метели зашуруют под фрамугой, и увидеть Ян и Хелен, и увидеть Ян и Хелен улыбаются друг другу, улыбаются друг другу. А однажды, утром ранним, вдруг отьехать от перрона прямо в сторону бурана, где уже не будет Хелен, где уже не будет Яна, да ни Хелен и ни Яна.

Пускай они при дьяволах, при ангелах живут, и все-таки, и все-таки, и все-таки мы тут, и все-таки мы шумствуем облавой озорной: Ату, ату, мазуриков, достань их под полой! Достань их из под должности, ползучих раскоряк, пусть лагерь наш под выстрелом, отец? Калужской песенной привычной бывает Думаю когда-нибудь и я Синевою подмосковных рощ ж накрапывает колокольный дождь. Покамест день не встал с его страстями стравленными, секу?

Стихи про родительский дом

Эй, вот она, держи по линиям по линиям! Любовь пытаясь удержать Last-modified: Hm F Hm Я подозвал коня. Конь мой узнал. Будет лететь мой конь Птицей по над рекой. Будет играть гривой разметанной, он у меня.

G A D Взрослым так просто, все знают они наперед. H7 Em Em7 F Ну а подросток, пока он еще подрастет, только. Я не возьмусь за плеть. Вот и решил он чистой дорогою белой подковой звенеть. Рубашка из крапивного листа.

Em Am Сколько я бродил, сколько колесил. H7 Em Сколько башмаков даром износил. Am Только не встречал тех, кто просто так H7 Em Задарма чинил башмаки бродяг. Em Am Мне с календарем очень повезло. H7 Em У бродяг всегда, представьте, красное число. G Am Красен солнца диск на закате дня. D7 G H7 Значит выходной, представьте, завтра у. Em E7 Am Я сошью себе рубаху из крапивного листа. Em H7 Em Чтобы тело не потело, не зудело. Где б я не бродил, где б не колесил, Все плащи дождей на плечах носил.

Только не встречал по дорогам я, Тех, кто б даром пел лучше соловья. Где поставлю свой дом - не решил. Только будет он, представьте, вовсе без замка. И пахнет свежими духами!

Как сделать КРУТУЮ ЗАДВИЖКУ на калитку

Друг посмеиваясь Должно быть, какая-нибудь прекрасная незнакомка оставила вам ленту. Вы очень возмужали и похорошели, Герман; пожалуй, певица не стала бы теперь щелкать вас бичом Герман Вы и над этим смеетесь, будто не знаете, как это важно для. Не лицо, а все сердце облилось кровью. Сердце проснулось и словно забилось сильнее Я услыхал тогда волнующую музыку - она преследует меня до сих пор: По ночам я просыпаюсь внезапно, и чей-то голос говорит мне: И больше я уж не могу уснуть: Так проходят дни и недели, - и душа как шумный водопад!

Если бы знать, куда направить ее силу! Знаю, сколько дела, и не умею начать, не умею различить! И опять - тот же голос шепчет, остерегая, что утро не наступило, что туман не поднялся, что нельзя различить в тумане добро и зло Какая страшная радость, какое тяжелое бремя - этот хмельной, голодный, вечно влюбленный дух! Налетает ветер и пригибает бурьян, - и скрытый на мгновение за склоненным бурьяном Друг говорит смеющимся и вызывающим голосом.

Друг Вечно влюбленный дух! Вы ушли из дому. Эй, Герман, чиста ли ваша совесть, с которой вы так носитесь? Герман вздрагивает Я забыл, что вы. Я не вижу вас - где вы? Да, я ушел из дому, я понял приказание ветра, я увидал в окно весну, я услыхал песню судьбы!

оЕТБЪПВТБООЩК УВПТОЙЛ РЕУЕО

Разве преступно смотреть в окно? Герман Не испугаете больше, - вижу вас, знаю вас. Я бежал от нее! Я бежал от ее поцелуя! Бежал, падал, и опять бежал, - и вот забыл ее! Не помню ее лица! Не помню даже этих страшных глаз! И ветер хохочет с ним. Друг Однако вспомнили глаза! Правда - красивые глаза?

Герман Вы не понимаете меня! Вы думаете, что я - раб? Я не знаю только, куда идти, но все пути свободны! Друг И вы пойдете всеми зараз Герман кричит Я верен! Никто не смеет заикнуться об измене! Вы ничего не понимаете! Путь свободен, ведь здесь только и начинается жизнь! Здесь только и начинается долг! Когда путь свободен - должно неминуемо идти.

Может быть, все самое нежное, самое заветное - надо разрушить! Ведь и весна разрушительна: Слышите, - я должен был уйти из этого тихого дома, от этого безысходного счастья! Потому что ветер открыл окно, монах пришел, сны приснились, незнакомое ворвалось, - не знаю, не знаю Друг Вы так горячо спорите, точно не уверены в себе или хотите оправдаться.

Я ведь не обвиняю вас, я приветствую вашу беспринципность Герман Вы ничего не знаете, ничего! Я ушел не во имя свое! Меня позвал ветер, он спел мне песню, я в страшной тревоге, как перед подвигом!. Сердце горит и ждет чего-то, о чем-то плачет, но уже торжествует, заранее торжествует победу. И как будто вся вот эта необъятная ширь - заодно с моим сердцем, тоже горит, и тоскует, и рвется куда-то со мной заодно! Друг О чем вы беспокоитесь, не понимаю.

  • Избранные тексты песен
  • Избранные тексты песен
  • Авторская песня 90-х (Сборник песен с гитарными аккордами)

Вы страшно заняты собой, вы не находите себе места, вы из кожи лезете, - к чему все это? Герман с возрастающей страстью Вы спрашиваете - к чему? Считайте меня за сумасшедшего, если хотите. Да, может быть, я - у порога безумия Все, что было, все, что будет, - обступило меня: Помню страшный день Куликовской битвы.

Потом поползла зловещая ночь, и Непрядва убралась туманом, как невеста фатой. Князь и воевода стали под холмом и слушали землю: Только над русским станом стояла тишина, и полыхала далекая зарница. Но ветер угнал туман, настало вот такое же осеннее утро, и так же, я помню, пахло гарью.

И двинулся с холма сияющий княжеский стяг. Когда первые пали мертвыми чернец и татарин, рати сшиблись, и весь день дрались, резались, грызлись А свежее войско весь день должно было сидеть в засаде, только смотреть, и плакать, и рваться в битву И воевода повторял, остерегая: Я знаю, как всякий воин в той засадной рати, как просит сердце работы, и как рано еще, рано!. Но вот оно - утро! Опять - торжественная музыка солнца, как военные трубы, как далекая битва В камышах поднимает голову разбуженный лебедь и кричит трубным голосом навстречу восходящему солнцу.

Только не надо забывать, что я в этой конторе свой человек, а значит и возможностей для алаверды имею на порядок. К утру план мести был готов. Такое и раньше бывало, поэтому ключи мне доверили без лишних вопросов. По дороге с работы я зашёл к Лёхе. Его лицо носило отчётливые следы вчерашнего недоперепития — хлопцы явно употребили немного меньше, чем хотели, но значительно больше, чем. В таком состоянии он просто не способен был отрицать очевидное и сразу признался, что звонил мне и притворялся пожарным не корысти ради, а токмо волею подстрекавшего его Серёги.

Убивать повинившегося я, разумеется, не. Даже наоборот, проникшись состраданием к его болезненному состоянию, позвал к себе в гости, где мы отобедали и скоротали время до вечера за компьютером. Когда за окнами начало смеркаться, я облачился в свой любимый дембельский камуфляж, обулся в не менее любимые берцы и сунул в карман мобильник.

Об этом телефоне стоит рассказать немного подробнее. То был первый в нашей семье мобильник, купленный для компенсации отсутствия стационарного телефона. Поэтому он, как правило, лежал дома и имел городской номер, что позволяло звонить на него, в том числе, и с нашего рабочего телефона. Последним благоприятным обстоятельством Серый пользовался всякий раз, когда у него возникали какие-либо вопросы по караульной службе.

Честно сказать, откосивший от армии Лёха не относился к числу людей, с которыми я готов пойти в разведку, а тем более в настоящий диверсионный рейд. Но он догадался, что я затеваю какую-то пакость для Серёги и, будучи оставлен дома, вполне мог его предупредить. Пришлось тащить этот балласт с. Двор нашей шарашкиной конторы был катастрофически неудобен для охраны. Практически, находясь в своей караулке, сторож мог контролировать только калитку, административное здание, дверь склада и три уже полуразобранных ко времени описываемых событий грузовика.

Двое въездных ворот, ворота боксов и расположенная в отдельно стоящем здании раздевалка из сторожки не просматривались. По-хорошему, всё это хозяйство следовало периодически обходить дозором, но кто бы заморачивался, только не Серый. Отомкнув навесной замок на калитке бокса, я загнал своего сообщника внутрь, а сам открыл одну створку ворот, снова закрыл на замок калитку, вошёл внутрь бокса и, прикрыв воротину, запер её изнутри на засов.

Таким образом, мы оказались внутри запертого на навесной замок бокса.